Журнал

Новости госзакупок (9-15 октября 2023 года)

Описать объект госзакупки по общим правилам можно, если в КТРУ нет кода приобретаемого товара

Заказчик закупал томограф и установил ограничения допуска импортной радиоэлектроники. Он не применил позицию КТРУ и использовал дополнительные параметры товара вне каталога. Заказчик пояснил, что позиции, которые были в нем:

  • не отвечали его потребностям. Они не имели значимых характеристик и свойств;
  • на момент объявления закупки не подходили для реализации в том числе региональной программы в сфере здравоохранения. По ее условиям следовало приобрести продукцию из спецперечня, на которую выделили деньги. Одну из позиций каталога дополнили нужными параметрами позднее.

Три инстанции решили, что использовать характеристики вне КТРУ нельзя, поскольку приобретаемый товар входит в перечень импортной радиоэлектроники с ограничениями допуска. Их установили в закупке.
Суды отклонили доводы о том, что:

  • параметры товара из описания объекта закупки отвечают потребностям в высокотехнологичном оборудовании, которое может рано выявить болезнь. Ссылку на специфику закупки и деятельности заказчика тоже не приняли. В КТРУ была подходящая позиция. На момент объявления закупки она являлась обязательной для использования. Заказчику следовало ее применить;
  • объект закупки можно описать не по каталогу, если позиция КТРУ не отвечает нуждам заказчика. Сделать это по общим правилам допустимо, если в каталоге нет кода приобретаемой продукции. Классифицирование в КТРУ необходимо, чтобы унифицировать параметры товаров, работ, услуг. Это позволяет рационально провести закупку и обеспечить конкуренцию;
  • позиция каталога не соответствовала товару из спецперечня для реализации региональной программы. В этом списке медизделия приводят без характеристик. Это не мешает соблюдению требований Закона N 44-ФЗ. Если у медоборудования нет дополнительных возможностей, это не означает, что оно непригодно к использованию в том числе в рамках этой программы. Когда позиция каталога отвечает объекту закупки, но в ней нет нужного заказчику параметра, это не основание, чтобы не использовать КТРУ. То, что применение его позиции привело бы к нецелевому использованию денег, документами не подтвердили.

Отметим, недавно ВС РФ поддержал суды апелляционной и кассационной инстанций, которые в сходной ситуации не нашли нарушений.
Документ: Постановление АС Уральского округа от 29.09.2023 по делу N А60-45140/2022

Определен порядок выдачи ТПП России документов, подтверждающих страну происхождения товаров для целей госзакупок на территории государств-членов ЕАЭС

ТПП России утвердила Положение о порядке выдачи документов, подтверждающих страну происхождения отдельных видов товаров для целей государственных (муниципальных) закупок на территории государств-членов Евразийского экономического союза (далее – Положение). Положение, в частности, определяет условия и особенности выдачи сертификатов СТ-1, в том числе содержит перечень и порядок предоставления в уполномоченную ТПП документов, необходимых для получения указанного сертификата, порядок оформления сертификата. Также утверждены формы документов, оформляемых в целях выдачи сертификата СТ-1.

Кроме этого, Положением определен порядок выдачи ТПП России актов экспертизы, подтверждающих выполнение при производстве промышленного товара условий, производственных и технологических операций, при выполнении которых товар считается происходящим из РФ или других государств-членов ЕАЭС.

Напомним, что наличие сертификата СТ-1 является основанием для выдачи заключения о подтверждении производства промышленной продукции на территории РФ в соответствии с постановлением Правительства РФ от 17 июля 2015 г. № 719 «О подтверждении производства промышленной продукции на территории Российской Федерации», на основании которого информация о продукции вносится в реестр российской промышленной продукции, предусмотренный постановлением Правительства РФ от 30 апреля 2020 г. № 616 (Приказ ТПП России от 14 сентября 2023 г. № 61).

Импортозамещение в дорожном строительстве РФ должно идти более умеренными темпами, считаНациональной ассоциации инфраструктурных компаний

Устанавливать обязательную 30%-ю долю дорожно-строительной техники в парке инфраструктурных строителей для их допуска к госзаказу с 2025 года, что ранее было предложено Минтрансом в качестве одной из мер стимулирования импортозамещения, в ближайшие годы экономически нецелесообразно, считают в Национальной ассоциации инфраструктурных компаний (НАИК), объединяющей 20 крупнейших подрядчиков отрасли.

О том, что Минтранс предложил установить с 2025 г. отсекающее требование, которое не допустит дорожно-строительные компании к госзакупкам, если в их собственности будет находиться менее 30% техники российского производства, в конце июня писали «Ведомости». Газета ссылалась на соответствующий проект постановления правительства, который направлялся на рассмотрение в Минпромторг, Минстрой, Росавтодор, госкомпанию «Автодор», ГТЛК, «Ростех» и профильные ассоциации. Издание отмечало, что Минтранс для стимулирования импортозамещения в машиностроении предлагал также ежегодно наращивать требования к обозначенной с 2025 года 30%-й доле — до 60% к 2030 году.

Глава НАИК Марина Ярмальчук в интервью, опубликованном агентством новостей «Строительный бизнес», отмечает, что крупнейшие российские инфраструктурные подрядчики сейчас укомплектованы всей необходимой дорожно-строительной техникой. По ее словам, в их парках наряду с российским оборудованием работают также североамериканские, западноевропейские и китайские машины.

«Говорить о введении обязательного процента российского оборудования пока рано. Во-первых, это связано с тем, что строительные компании на данный момент располагают необходимым им оборудованием. А доля в нем иностранных машин в крупных организациях превышает 90%. То есть, для того чтобы к 2025 году обеспечить 30% заполнения парка отечественной техникой, компании должны продать работающее оборудование и взамен купить другое. Это нецелесообразно ни с экономической точки зрения, ни с точки зрения распределения трудовых ресурсов и обеспечения непрерывности технологического процесса», — полагает Ярмальчук.

Она также отметила, что с точки зрения общегражданских норм «несправедливо ограничивать компании в выборе инструментов, необходимых для выполнения работ, учитывая то, что за качество этих работ строительные организации несут реальную ответственность».

«Да и сами отечественные производители пока не готовы выполнить такой норматив — ряд дорожно-строительной техники в России просто не производится. Например, ресайклеры, скреперы, дорожные фрезы, термосмесители. Вопрос также в том, почему обязательные нормы по проценту отечественной техники планируется предусмотреть только для дорожно-строительной отрасли. Есть и другие направления строительства, другие отрасли экономики, и целесообразно было бы распределить подобные инициативы между всеми участниками рынка», — сказала глава НАИК.

По ее мнению, введение любых дополнительных требований по дорожно-строительной технике к инфраструктурным подрядчикам будет помехой для нормальной работы отрасли и дальнейшего развития инфраструктуры.

НАИК, созданная в 2021 году при поддержке Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП), объединяет 20 крупнейших российских компаний, работающих в отрасли инфраструктурного строительства: АО «ДСК «Автобан», АО «ГК «Нацпроектстрой», АО «Дороги и Мосты», АО «Мостострой-11», АО «Стройтрансгаз», ООО «Трансстроймеханизация», АО «АБЗ-Дорстрой», ООО «АльмакорГруп», ООО «Барнаульское дорожно-строительное управление №4», ООО «ВМП — Инжиниринг», АО «Донаэродорстрой», ООО «Дорожная Строительная Компания», АО «Институт «Стройпроект», ООО «Инфраструктурная Корпорация «АЕОН», ООО «К1», АО «Монолитное Строительное Управление — 1», АО «Мостотрест-Сервис», АО «Новосибирскавтодор», АО «Уралмостострой», АО «Центродорстрой».

Минфин признал антирыночный характер закупок у единственного поставщика

После возвращения прозрачности санкционных закупок госкомпаний для Минфина и Федерального казначейства ведомства обеспокоились ростом неконкурентных закупок государства. Их скачок — результат санкционных полномочий заказчиков заключать контракты с единственными поставщиками. Такие контракты, как показал анализ казначейства, часто оказываются не связаны с санкциями, обходятся бюджету дороже и дольше исполняются. В финансовом блоке предлагают не продлевать послабления на 2024 год — в Минпромторге же хотят увязать такие нормы с дополнительным контролем. Однако угрозы проверок неконкурентных закупок правоохранительными органами эффекта на заказчиков не произвели.

По данным Минфина, к сентябрю 2023 года на «истинные» (действительно мотивированные санкциями) закупки у единственного поставщика приходилось 30% всех закупок в количественном выражении и 28% в стоимостном. В 2022 году это соотношение составляло 28% в количестве и 24% в деньгах, в 2021-м — 31% и 19% соответственно. Отметим, что в этом объеме Минфин намеренно не учитывает закупки у единственного поставщика по итогам несостоявшихся торгов (28% в количестве и 44% в деньгах), поскольку в причинах этого нужно разбираться отдельно — это могут быть монополизация рынков, барьеры со стороны государства, созданные для поддержки отечественных компаний или малого бизнеса.

На статистику закупок у единственного поставщика повлияло расширение полномочий госзаказчиков. Напомним, в 2022 году правительство антисанкционными поправками к законодательству (46-ФЗ) масштабировало практику неконкурентных закупок у единственного поставщика, разрешив федеральным ведомствам и регионам самостоятельно определять случаи таких закупок, затем продлив послабления и на 2023 год.

По данным Минфина, на закупки у едпоставщика по 46-ФЗ на начало сентября приходилось 0,8% от числа всех контрактов и 7,3% в деньгах, то есть речь идет о довольно крупных договорах.

Заместитель главы Минфина Алексей Лавров при этом отмечает большие межрегиональные отличия в использовании инструмента — доля таких закупок в регионах варьируется от нуля до 70%, что свидетельствует о том, что инструмент применяется не по назначению. «Статистически доказано, что эти контракты обходятся дороже за счет внесения неограниченного количества изменений, дольше исполняются, у них больше объем продлений»,— поясняет он. Заместитель главы казначейства Анна Катамадзе добавляет, что по таким контрактам часто заключаются дополнительные соглашения, по ним больше объем нарушений, связанный с исполнением контракта, со сроком ввода объектов в эксплуатацию. «При анализе мы выявили контракты, которые никак не были связаны ни с СВО, ни с санкциями, ни с чем»,— отметила госпожа Катамадзе. По ее словам, регионы злоупотребляют правом. В пример чиновница привела закупку регионом оборудования со сроком исполнения контракта до 2046 года. В финансовом блоке правительства считают, что продлевать действие механизма не нужно, но готовы к обсуждению вариантов.

Антисанкционные послабления по-прежнему искажают статистику по 223-ФЗ
В частности, глава комитета Госдумы по экономполитике Максим Топилин призвал коллег подумать над механизмами контроля таких госконтрактов. Первый замглавы Минпромторга Василий Осьмаков считает, что едпоставщик все еще нужен, зачастую он выбирается по принципу наличия оборотных средств, чтобы за свои деньги купить все необходимое по контракту и получить оплату потом, после его исполнения,— но соглашается, что в случае же злоупотреблений необходимо думать о сужении сферы применения механизма или ужесточении контроля.

Впрочем, до сих пор предупреждения чиновников о том, что целесообразность закупок у единственного поставщика станет предметом проверок, в том числе правоохранительных органов, не работали.

Ранее о злоупотреблениях «санкционными» послаблениями предупреждали в ФАС, отмечая, что закупки у едпоставщиков проводятся на рынках с высокой конкуренцией. «ФАС не может позитивно воспринимать право, предоставленное субъектам, закупать что угодно и, главное, как угодно у единственного поставщика»,— сообщал в 2022 году глава ФАС Максим Шаскольский. Тогда в Минфине опасений не разделяли, главной проблемой были утерянные из-за санкционных послаблений данные о половине всех закупок госкомпаний — требование их публикации в ЕИС заработало только с 1 апреля. Теперь казначейство готовится с июля 2024 года к цифровизации закупок у единственного поставщика — это позволит снизить объем нарушений в сегменте.

Суды не оценили предупреждение антимонопольного органа в адрес победителя закупки относительно низкого размера его ценового предложения в заявке на закупку

Корпоративный заказчик проводил запрос котировок, участниками которого могут быть только СМСП на право заключения договора на оказание услуг охраны и заключил договор с победителем закупки, предложившим цену договора 3,118 млн рублей.
УФАС вынесло в адрес победителя закупки предупреждение о недопустимости недобросовестной конкуренции. По мнению антимонопольного органа согласно подсчетам и требованиям трудового законодательства к размеру оплаты труда на одного сотрудника победителя закупки при оказании охранных услуг в количестве трех постов цена предложения победителя в размере 3,118 млн рублей. является необоснованно низкой, поскольку при действующем трудовом законодательстве, только размер оплаты труда в год должен быть не менее 3,631 млн рублей.

Суды, признавая предупреждение УФАС незаконным и отменяя его, отметили:

коммерческая организация вправе устанавливать ту цену в предложении на закупку, при которой она в силах оказывать охранные услуги, с учетом ее финансово-хозяйственного положения,
в соответствии с абзацем третьим п. 1 ст. 2 ГК РФ, предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг,
исполнитель оказывает услуги заказчику в соответствии с условиями договора (в требуемом объеме постов), при этом оплата труда охранникам начисляется в соответствии с требованиями трудового законодательства, а дополнительная сумма расходов на исполнение договора, в том числе на отчисления в ПФР, ФСС, перекрывается прибылью с других заключенных контрактов/договоров,
в подтверждение возможности заключения договора по предложенной цене, общество прикладывает бухгалтерский баланс, согласно которому обороты общества составили 54 000 000 млн. руб., выручка от услуг 81 883 000 млн. руб. Таким образом, прибыль от иных заключенных контрактов/договоров позволяет обществу оказывать услуги при предложенной цене.
Документ: Постановление АС Восточно-Сибирского округа от 03.10.2023 по делу № А33-19345/2022

Суд: замещающая сделка не образует убытков, если госконтракт расторгли не по вине подрядчика

Стороны договорились о строительстве здания школы. Подрядчик выполнил часть работ, но из-за удорожания материалов обязательства прекратили соглашением.
Заказчик заключил новую сделку, чтобы завершить стройку. Позже прокурор обратился в суд, чтобы взыскать с прежнего подрядчика разницу в цене расторгнутого и нового контрактов за вычетом стоимости выполненных работ.
Три инстанции деньги не взыскали и среди прочего отметили:

  • контракт расторгли по соглашению без финансовых претензий. Из документа не следовало, что это произошло по вине подрядчика;
  • обязательства прекратили из-за увеличения стоимости строительства выше предела, в рамках которого стороны могли изменить цену. Контрагент не раз сообщал заказчику о сильном удорожании материалов. Это подтвердили положительным заключением о проверке достоверности определения сметной стоимости;
  • заказчик не заявлял об одностороннем отказе. Соглашение оформили задолго до конца срока работ;
  • заключение замещающей сделки не образует состава убытков заказчика, если подрядчик не виноват в расторжении контракта.
    Отметим, с исполнителя могут взыскать подобные убытки, даже если сделку расторгли по соглашению. В практике есть такой пример.

Документ: Постановление АС Московского округа от 27.09.2023 по делу N А40-268108/2022

Заказчик не направлял заявки на поставку товара — суды увидели односторонний отказ от госконтракта

Стороны договорились о поставке медизделий по заявкам заказчика. В период исполнения сделки запросов поставщику не поступало. Срок контракта истекал, поэтому контрагент не стал ждать и отправил всю партию товара курьером.
Заказчик отказал в приемке, так как не направлял заявку. Позже он предложил расторгнуть сделку по соглашению, поскольку потребность в продукции не возникла. Поставщик согласился при условии возмещения убытков и упущенной выгоды, но стороны не договорились.
Апелляция и кассация взыскали с заказчика убытки в виде стоимости медизделий и расходов на доставку, а также госпошлину:

обязательства нужно исполнять надлежащим образом. Заказчику следовало подать заявки, а его контрагенту — передать продукцию в полном объеме и в срок;

заказчик не направлял запросов на поставку, а позже не принял товар. Подобное поведение — односторонний отказ от исполнения контракта. Поставщик в такой ситуации имеет право на возмещение убытков в пределах реального ущерба.
Упущенную выгоду суды не взыскали. К отношениям сторон применили принцип ограниченной ответственности госзаказчика.
ВС РФ не стал пересматривать дело.
В практике есть пример, когда заказчик направлял заявки на поставку товара, но не выбрал весь объем. Суды обязали заплатить за остатки продукции. Довод об отсутствии потребности отклонили.

Определение ВС РФ от 28.09.2023 N 309-ЭС22-12785

Совместимость расходников с техникой госзаказчика определяет только ее изготовитель

Стороны договорились о поставке реактивов для автоматического анализатора. Заказчик товар не принял:

  • официальный дилер медтехники сообщил, что продукция поставщика не одобрена к применению;
  • эксплуатационная документация не допускала использование спорных реагентов.

Поставщик возразил: реактивы могли использовать с оборудованием заказчика. Они имели регистрационное удостоверение, прошли экспертизы и клинические испытания.

Заказчика доводы не убедили. Позже он отказался от сделки, поскольку товар не заменили. Поставщик обратился в суд, чтобы признать отказ незаконным, обязать заказчика принять и оплатить продукцию.

Три инстанции в иске отказали:

  • основание для применения реагентов — проверка на заводе изготовителя медтехники. Из письма дилера следовало, что реактивы поставщика не одобрены. Их использование не гарантировало качество анализов и могло привести к постановке неверного диагноза;
  • совместимость с расходниками определяет только производитель медоборудования. Применение материалов, с которыми не проводили тесты, может причинить вред здоровью граждан и медработников;
  • регистрационное удостоверение не подтверждает, что продукция поставщика подходит к прибору заказчика. Акт оценки результатов испытаний этого также не доказывает — исследования проводил не изготовитель оборудования, а иное лицо.

Постановление АС Уральского округа от 21.09.2023 по делу N А07-22877/2022

Получите краткий курс по 44-ФЗ в формате PDF бесплатно!

Хочу получать актуальные новости!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заявка успешно отправлена и уже принята в работу

Время работы клиентской службы:

понедельник — пятница с 8.00 до 19.00 мск

Оставьте заявку
на подбор курса
и получите скидку

На электронную почту будет отправлен купон на дополнительную скидку 10%. Время действия скидки ограничено!